in

НравитсяНравится

О ЛГБТ, армии и сексе

В последние десятилетия тема «армия и геи» сильно изменилась. Ранее, несколько десятилетий назад, геи сознательно избегали армии, бежали от нее, как от огня, по всему миру — и в Штатах, и в Союзе. Почему? Потому что в Союзе была тогда сталинская уголовная ответственность за мужской анальный секс, а в США эта «супермужнисть» армии была замешана на гомофобии, потому что гомофобы считали, а часто и сейчас считают геев «женщинами», а женщинам, «как известно», не место в сугубо мужском коллективе.

Сейчас положение в корне изменилось. Во-первых, жизнь и образ геев стал в большинстве случаев соответствовать традиционной концепции мужественности. Есть мировой тренд: мол, гей — это даже более мужественный человек, чем гетеросексуал. Особенно в возрастной категории 30+: некий гипермаскулинное альфа-самец. Увидишь на улице ухоженного, атлетического человека с мужественным прической, одетого без претензий, с естественной улыбкой на лице — будь почти уверен, что это гей или би. 

Я к тому веду, что армия по своей эстетической сущности, по своему содержательным наполнением стала соответствовать стилю жизни современных гомо- и бисексуалов. Конечно, это касается таких развитых стран, как Израиль или США, Канада или Германия. У нас в Украине положение несколько иное, но тенденции те же.

Далее: современная армия основывается уже не столько на индивидуальных качествах отваги, смелости, победы, сколько на умении действовать технологически, с ориентированностью на результат, исходя не из эмоций (в частности, не из чувства ненависти к врагу), а с просчета. 

Проблема украинской армии в том, что она не дает человеку, который привык хорошо зарабатывать, возможность существенно улучшить свое материальное положение. В этой связи я вспоминаю офицеров британской армии, во времена королевы Виктории могли вернуться после службы в Индии с огромным состоянием … По данным последнего всеукраинского исследования среди геев (это оценено сведения о более 4.500 мужчин), уровень доходов гомо- и бисексуалов составляет более 6000 гривен в месяц. Это означает, что служба в армии должна предусматривать существенный материальную выгоду, чтобы быть привлекательной для геев / би. Поэтому с рациональных соображений мне выгоднее зарабатывать, как я зарабатываю, отчислять налоги, а из тех налогов пусть государство содержит армию.

Вы скажете: «А как же патриотизм? Почему нельзя воевать за идею, а не за деньги? »Для меня патриотизм означает делать вещи, которые превращают Украину в« страну-мечту », которую лично тебе и твоим детям ни за что не захочется оставить. А за что мы революционувалы, а теперь — воюем? Не за достойную жизнь? Истинный патриот способен обеспечить себе и своей семье жизнь, достойное гражданина Украины, здесь, в нашем государстве, не выезжая за ее пределы.

Положение украинской армии с чисто профессиональной и моральной точки зрения не так, как должно быть. В некоторых солдат из числа моих знакомых в душе много ненависти к врагу, хотя они преимущественно христиане. Это мешает хладнокровно выполнять команды начальства, превращает хладнокровную участие в военной операции на личный конфликт с противником, мешает доверять другим путям к выполнению геополитических задач — дипломатическому, экономико-санкционные, пропагандистско-информационном и тому подобное. Я это говорю как специалист по информационным технологиям. В современном мире исключительно военные средства вообще не способны обеспечить достижение геополитических целей, а скорее способны их «провалить». Военные операции является вспомогательным, а не основным путем к победе в конфликтах. Но это мы отвлеклись от геев.

С точки зрения действующей редакции документа «Расписание болезней, состояний и физических недостатков, определяющих степень годности к военной службе», гомо- и бисексуальность сами по себе не является препятствием к ее прохождения. Препятствием может быть только так называемая егодистонична сексуальная ориентация, когда человек осознает себя гомо- или бисексуалом, но чувствует по этому поводу значительный внутренний дискомфорт и предпочла бы изменить свою ориентацию на гетеросексуальную. Именно такие лица могут быть комиссуемые соответствии со статьей 18 названного расписания. Если же у парня есть четкое осознание себя как гея или бисексуала без намерений изменить ориентацию, то с точки зрения расписания болезней такой парень абсолютно здоровым и годным к военной службе. Другое дело — Транссексуальные лица.

Они однозначно комисуються, потому транссексуализм считается расстройством. Это касается как транссексуальных женщин в стадии пре-оп (грубо говоря, к изменению мужских документов на женские), которые являются для военкоматов формально мужчинами, а следовательно, подлежат медицинскому признанию в рамках всеобщей воинской обязанности, так и транссексуальных мужчин в стадии пост -оп (после изменения женских документов на мужские), которые являются мужчинами и фактически, и формально, а следовательно — также подлежат медицинскому признанию в рамках всеобщей воинской обязанности. Диагноз «транссексуализм» является пожизненным, поэтому для транссексуальных мужчин с мужскими документами прохождения военной службы становится проблематичным.

Еще раз подчеркиваю: сама по себе гомосексуальность или бисексуальность не является и не считается в системе ВСУ расстройством или болезнью.

Однако ребята любой ориентации могут иметь так называемые «специфические расстройства личности», которые на бытовом уровне ошибочно ассоциируются с определенной сексуальной ориентацией. Например, есть такое расстройство, как «чопорная личность», характеризующийся аффективностью, излишней драматизации, театральностью, чрезмерной экспрессией, внушаемостью, эксцентризм, легкой ранимостью, искривлением в оценке происходящего, общим возбуждением. В международной системе диагнозов это расстройство кодируется как F60.4, и когда у парня есть его проявления, то чувака могут комиссовать по статье 18 Расписания болезней. 

Даю еще один пример, когда человека однозначно надо комиссовать: это диагноз «эмоционально нестабильной расстройство личности» (F60.3), характеризующийся тенденцией к импульсивным актов без обдумывания возможных последствий, когда настроение человека является непредсказуемым и капризным, а сама она склонна к ссорам , придирки, драчливости, конфликтов с окружающими. Я привожу этот пример для того, чтобы мы понимали, насколько ответственно должны работать военные медицинские комиссии для фильтрования лиц, которым по их психическому состоянию не место на военной службе. Проблема в том, что комиссии в Украине работают не слишком тщательно, и такие лица таки попадают в армию, что создает риски для эффективной реализации военно-политических задач. 

Зато реалии Вооруженных Сил Украины отличаются от формального положения дел. Из показаний товарищей нам известны случаи, когда ребят, о которых начальство узнавало, что они «имеют склонность к гомосексуализму», с действующей военной службы направляли на диагностику расстройств и для возможного дальнейшего лечения (!) В военных госпиталей. Тема реального отношения офицерского состава ВСУ к открытым или скрытых гомо и бисексуалов в армии — тема отдельного обстоятельного разговора, поскольку гомофобные предубеждения остаются все еще слишком сильны. С другой стороны, нам известны случаи, когда открытые геи не имели особых проблем при прохождении военной службы.

Более того, в зоне АТО отслужил один из руководителей украинских ЛГБТ-организаций, сейчас не слишком активен на ЛГБТ-фронтах, но в свое время весьма известная личность в гей-кругах.

Он имел штабную должность, получил ранения во время обстрела, лечился, восстановил здоровье и был демобилизован. Никаких «претензий» по гомосексуальности ему не предъявлялось.

Есть также сфера, о которой и военное руководство, и рядовой состав предпочитают молчать: это проблема реализации сексуальных потребностей в современной армии, а тем более — на фронте. Для здорового парня потребность в регулярном сексе есть такой же насущной, как во сне и пище. Если возможности реализовать эту потребность в армии не создано, это снижает качество жизни военнообязанного, что, в свою очередь, негативно сказывается на эффективности военной службы. В закрытых мужских коллективах часто возникает так называемая заместительная гомосексуальность, когда мужчины временно практикующих однополый секс за невозможности практиковать разнополый.

Это также происходит в религиозных заведениях закрытого типа, местах лишения свободы, в экипажах морских судов, а также и в армии. Гомосексуалам в этой ситуации проще, потому что для них это естественно, а не ситуационно обусловленным состоянием. На практике это означает, что в армии растет число однополых контактов «на душу населения», и это — вызов как для армейского руководства, так и для всего армейского коллектива. Я думаю, что аспекты сексуальной жизни военнослужащих должны быть отрегулированы нормативно в том смысле, что каждый военнослужащий имеет право на реализацию своей сексуальности, если это происходит не вопреки возложенным на него обязанностям. Более того, в военных подразделениях должны быть доступны презервативы и лубриканты, поскольку без них возрастают риски распространения инфекций, передаваемых половым путем, 

Отдельная проблема — реализация военнослужащими полового влечения в форме гетеросексуальных отношений. Для той части военнослужащих, которые являются женатыми и придерживаются половой верности своим женам, — рецептов только два: половое самосдерживания (так называемая абстиненция) или мастурбация. А что делать тем, кто холост или просто не имеет перед своей партнершей обязательств по сексуальной верности? Я думаю, что может существовать такая форма социальной заботы о военнослужащих, как сексуальное обслуживание, основанный на коммерческой основе. Конечно, это требует легализации секс-бизнеса в Украине, причем немало украинских девушек и женщин, которые с радостью будут оказывать сексуальные услуги нашим родным украинским воинам. Думаю, об этом нужно говорить вслух, а не замалчивать, что этому аспекту армейской жизни не существует.

Есть ли гомосексуалы в среде армейского руководства? Конечно. Просто потому, что они везде есть.

Но Украина еще предстоит пройти путь до того, как человеку уже не будет смысла скрывать свою сексуальную ориентацию, даже если она на армейской должности, потому что любовь — это любовь, и мы увидим украинских военных и в числе участников ЛГБТ-прайдов в Украине так же, как видим их на прайдах в других странах мира.

Интересный пост голосуй ?

5 голоса
Upvote Downvote

Total votes: 9

Upvotes: 7

Upvotes percentage: 77.777778%

Downvotes: 2

Downvotes percentage: 22.222222%

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Загрузка...

назови меня своим именем

«Назови меня своим именем». Почему этот фильм должны пересмотреть не только ЛГБТ

Amsterdam Gay Pride 2018